11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы

11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы

Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы, впивается в позвоник холодным вихрем с псевдоэротическими стрелами в мозг и в низ живота одновременно. Я, кажется, заливаюсь румянцем от этих слов, лишенных надуманного подтекста, не понимая, сколь сильна атака неосознанного дежавю. Кажется, это уже было? И не раз? Неужели теперь каждый сможет подобрать закодированный пароль, и если не разрушить, то пошатнуть мои защитные барьеры?

- Так, что такое? – Лена удивлена, но, судя по всему, в моих глазах можно читать все эмоции, подобно рекламному баннеру с бегущей строкой. – Очнись, это я! Что у тебя на предмет платья-убийцы?

Я лишь киваю головой в сторону шкафа, отворачиваясь 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы, чтобы скрыть ненормальную улыбку. Ложный адреналин кипит в моей крови и больше не режет мозг чувством обреченности и загнанности в угол, скорее, я успокаиваюсь, понимая, что он всегда останется жить в глубине моего сознания, оживая под чужими искрометными фразами запуском понятных лишь мне параллелей.

- С виду – траур, но спина! – восхищенно всплескивает ладонями Ленка, доставая плечики с тем самым платьем, что уговорила купить Виталина в Ялте. – Давай! Я хочу тебя в нем увидеть!

Сдавшись, стаскиваю через голову футболку и опускаю джинсы к щиколоткам, чтобы тут же натянуть это платье. Лена в шоке.

- Офигеть… я сижу и думаю, что 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы в нем ты - мой пропуск на прием в посольстве, если б такой у нас проводился!

- Там еще и туфли. Черные.

- Эти? Да ну, серость… Хотя, обувай, посмотрим…

Я пытаюсь избавиться от странного ощущения, что мне очень комфортно при приказном тоне, но, наверное, это все потому, что рядом со мной подруга, которой я доверяю, как самой себе. Ей позволено многое из того, за что кого-то другого я бы огрела по шее. В ее устах даже «крашеная сучка» становится любовным и горячо прочувствованным посланием. Она мой оживший реверсивный генератор, та самая движущая сила, которая, следуя растиражированному приколу социальных сетей, и в 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы 80 лет взорвет мой телефон, предлагая: «вставай, старая метелка, крепи вставную челюсть, и подефилировали в парк снимать себе дедулей!». И у меня нет сомнения, что мы именно подефилируем, забив на все артриты и склерозы, пока вместе.

- Слушай, ну, звезда в шоке… - она картинно отбрасывает волосы со лба и заваливается на кровать рядом с Настей. – Как так получается, что на тебе даже примитив выглядит модельным люксом? Ты прямо ведьма!

- Очаровала? – я любуюсь своим отражением в зеркале, даже забыв, что опасаюсь таких вот отражений, и волна самодовольства берет верх, заливая мои берега.

- Нет, сжечь бы тебя к черту, чтобы не создавала мне конкуренцию 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы, - серьезно отвечает Лена, но ее серые глаза слезятся от смеха, еще чуть-чуть, и поплывет весь макияж. – Да я фигею от твоего стиля! Слушай, отправь селфи своему имениннику?!

- Селфи? – я встречаю свой взгляд в зеркале, и поспешно отворачиваюсь, гася ростки ужаса. Пока все внимание было сосредоточено на платье, я почти забыла свои страхи. Но сейчас… - Никаких селфи, тем более… Тем более ему!

- Да я тебе отвечаю, сразу сорвется сюда. Ялта не столь далеко!



Я вспоминаю бархатный голос незнакомки, а рука тянется к телефону в немой надежде. Может, я отключила звук? Может, не услышала вибрации? Может, он звонил, но 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы ответила Настя, пока я пряталась в беседке с сигаретой? Перевожу вопросительный взгляд на сестру, и понимаю – нет, чуда так и не свершилось. Полковнику никто не пишет, Беспаловой никто не звонит.

- Черт с ним! Не хочу мешать человеку праздновать! – Я протягиваю Ленке стайлер. – Сделай мне такие же кудри?

- Давай лучше я тебя заплету, как Китнисс Эвердин! – не сдает позиций сестра, подбегая ко мне, и Лена, подумав, одобрительно кивает.

– Юляш, а тебе нереально идут плетения. К тому же в этом платье лучше показать шею во всей красоте!

Через 20 минут я не узнаю себя в зеркале – этой девушке нужно блистать на правительственных 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы приемах, поражая бомонд своей утонченной внешностью! Знаешь, дорогая незнакомка, ответившая на мой звонок, может, у тебя и голос с речью, как у сладкоголосой сирены или минимум, профи с горячей линии секса по телефону, но рядом со мной ты вряд ли рискнула бы появиться рядом! Твое счастье лишь в одном – в том, что ты попала под его возрастной ценз и нашла в себе силы шмякнуться перед ним на колени, и даже не из-за страха, что оправдывает мой поступок с Димой, а только из-за желания быть рядом с таким козырным мужчиной! Голос можно поставить, даже успела прогуглить пару таких 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы приемов – достаточно пережать яремную венку, и сексапильная хрипотца нарисуется на раз. Слабо тыкать себя в артерию, скажем, на приеме, всякий раз, когда к тебе обращаются? Будешь выглядеть, как дура, а я ставлю на внешность!

- Повесь что-то на шею, - предлагает Ленка. – Какой-нибудь облегающий обруч.

- Черта с два, - грубо отвечаю я, достав длинную цепочку с подвеской в виде алых губок из крупных стразов, которая сразу добавляет образу шальной сексапильности. – Никаких ошейников, переплавлю на ножи для кухни, даю слово…

В этот раз мы смеемся все трое. Лена – чтобы я ни в коем случае не зациклилась на неприятном воспоминании, сестра 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы – потому, что не знает пугающего подтекста этого прикола, а я поначалу натянуто, словно принуждая саму себя, и только потом – с искренней неудержимостью. Нас прерывает трель звонка, и я едва не подпрыгиваю, потянувшись к телефону.

- Это мой! – ломает мою вспыхнувшую надежду Ленка. – Карета подана, мадам!

За рулем черного «немца» Влад, довольный и галантный до невозможности. Театрально закатывает глаза, хотя того, что восхищен, не скрыть никаким фарсом.

- А вот сейчас как арестую обеих, и никуда не поедем. Буду только сидеть и на вас любоваться!

- Есть фильм «Ночь в музее», а это будет «Ночь в обезьяннике», - философски заключает Лена. – Сперва свози нас туда 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы, где мы сможем совершить пару-тройку преступлений, чтобы не так обидно было!

Путь не занимает много времени, уже через 10 минут мы устраиваемся в лаунж-зоне ночного клуба. Влад нацелен покорить Лену, которая стойко придерживается принципа «холодно- теплее, снова холодно», а у меня возможность выбора между двумя друзьями заместителя прокурора. Я сразу отметаю строительного магната, «холост, и вообще золотой человек» - его манеры далеки от идеала, а фигура – от понятий о спорте, не спасает ситуацию даже дорогой костюм. Второй мужчина вызывает одобрение внутреннего сканера – синяя облегающая рубашка, платок на шее, очки в тонкой оправе, больше дань имиджу, слегка небрежная укладка и печать 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы интеллектуальной умиротворенности на лице.

- Константин, - пробую на вкус его имя, подражая бархатному тембру незнакомой мне сирены, ответившей днем по телефону, настраиваю радары, пытаясь уловить флюиды своей заинтересованности - и удивленно поднимаю брови, сообразив, что не ощущаю ничего похожего. Интерес есть, но… я не могу понять его природы, как ни бейся! Что-то похожее было при знакомстве с Димой, ощущение, что я не могу прочитать этого человека за стеной неподвластного разуму шифра. Но там меня сразило наповал эротическим торнадо самой убойной силы, которую я в силу своей неопытности понять не смогла. С новым знакомым все проще, я не 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы ощущаю ни угрозы, ни бабочек предвкушения в солнечном сплетении. Он не сводит с меня глаз, но это любование хладнокровного эстета, и уж никак не заинтересованного в отношениях даже на ночь мужчины. Что-то в его лице мне кажется знакомым, и я переключаюсь с попытки психоанализа на попытку вспомнить, где же могла его видеть. Попытка обречена на провал.

Нам приносят кальян, напитки с закусками, Костя пытается развлечь меня рассказом о морской экскурсии на катере, а мне остается только слушать, и пытаться понять, в чем же состоит неправильность подобного общения. Через полчаса Лена вспоминает, где его видела!

- Ты же… Украинская неделя моды 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы! Весна-лето 2013!

- Сдаюсь, - смеется Константин, и весь последующий час разговор крутится вокруг высокой моды и новой коллекции женских платьев. Еще через час вино бьет мне в голову, и становится жутко тесно в компании. Не чувствуя опасности, - ее просто нет, - я наклоняюсь к его уху:

- Давай свалим отсюда.

К счастью, он не за рулем. Влад, на миг прекратив обхаживать Ленку, кричит мне вслед, чтобы оставалась на связи, ночь закончится и настанет время развозить нас по домам. Угу, черта с два я сяду с тобой в твою тачку после бутылки виски, плавали, знаем! Такси никто не отменял!

Костя обнимает меня за 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы плечи, но… как брат. Даже держит едва уловимую дистанцию. Напугала своим имиджем дорогой леди? Или ему больше нравятся блондинки? Мы спускаемся к морю, и я, стянув босоножки, запрыгиваю на волнорез, свесив ноги. Неполный диск нарастающей луны отражается в воде, совсем скоро, в сентябре, морская вода будет светиться фосфоресцирующим блеском от обилия планктона. Завораживающее зрелище, особенно когда волны разбиваются о камни, и брызги похожи на россыпь ограненных бриллиантов.

- У тебя есть тайна, - сняв очки, говорит Костя. Перед этим он внимательно изучил мое лицо, а сейчас, обняв согнутое колено руками, разглядывает лунную дорожку. Я расслаблена до невозможности, но, несмотря на романтический антураж августовской 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы ночи, мысли о поцелуях не желают атаковать мозг. Странно. Вроде бы как парень в моем вкусе, и все к этому располагает.

- Есть. Как и у всех нормальных людей.

- Предлагаю сыграть в игру, - он снимает с шеи платок, и расстегивает цепочку непонятного кулона. Слава богу, там не триксель! – До прилива следующей волны, в чью сторону качнется маятник, тот отвечает на вопрос другого, делится сокровенным.

- О нет, - несмотря на поспешный вскрик, эта идея не кажется такой уже и дикой. Скорее, странной. Я смотрю на него, сощурив глаза. Завтра он уезжает обратно в Киев, и вряд ли мы когда-нибудь 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы пересечемся. То самое стечение обстоятельств, которое я так люблю. Детектор лжи на горизонте не значится, никто не узнает, если я совру или съеду в безопасную плоскость разговора, дав волю своему нескудному воображению.

Он не ждал моего согласия. Я завороженно наблюдала за маятником кулона, фиксируя боковым зрением набежавшую волну аккурат с заносом кулона влево, почти до касания его груди.

- Первый, - мне захотелось рассмеяться. – Нет вопросов… Скажи сам что-то, чего я не знаю!

- Например, почему я до сих пор не поцеловал тебя под луной и не пригласил к себе? Почему мы сидим на пирсе и играем в эту подростковую игру?

- Как вариант 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы, - я пожала плечами, полагая, что знаю ответ. «Ты меня просто не привлекаешь как потенциальный партнер, мои чары отключены за ненадобностью, а ты слишком хорошо воспитан, чтобы переть напролом».

- Даже если мой ответ тебя обидит?

- Если я не в твоем вкусе, я смогу это пережить. Ведь это будет честно.

- Знаешь, и да, и нет, - его улыбка располагала улыбнуться в ответ. – Понятное дело, что все между нами? А то Влад следующим летом меня на порог не пустит.

- В смысле? – сдвинула я брови за секунду до того, как услышать подтверждение своей догадке.

- Юля, я не интересуюсь девочками.

Как я еще не 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы расхохоталась! Может, поняла всеми рецепторами, что он не врет? Стоило догадаться раньше.

- Круто, - я непроизвольно подвинулась ближе, ощутив абсолютную безопасность. – А я уже думала, что мир стал… идеальным, что ли! Что в нем нейтрализовалась агрессия и пошлость с нарушением правил! – он внимательно слушал, пытаясь прочесть на моем лице…может, предвзятость? Или отвращение? Нет, ничего такого у меня не могло быть по определению.

- И, наверное, поэтому так легко с тобой. И да, я восхищаюсь женщинами с идеальным вкусом, это тоже! Работа модельера – тяга к прекрасному!

Расслабление достигло максимума.

- Теперь я, - мы дождались отката запоздалой волны, маятник не успел сделать 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы виток обратно в его сторону. Я готова была ответить, казалось, на любые вопросы, но, когда он заговорил, у меня от подобной проницательности собеседника сдавило горло.

- Что с тобой случилось не так давно?

- Много чего, - поспешно ответила я, надеясь, что не прозвучит требование конкретизировать. Но для Константина эта игра, похоже, значила многое, и я не имела права закрываться и прятаться в ответ на его откровенность.

- Что-то погасило твои глаза, Юль. Трудно объяснить, просто… Просто они пустые!

После его слов время останавливается, зависает плотным вакуумом, который не в состоянии прошить ритмичный плеск набегающих волн. Вряд ли я вообще готова 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы к подобному разговору! Откровенность за откровенность? Это настолько разные вещи, что, когда я, повинуясь небрежно оговоренным, не закрепленным никакими подписями на контракте правилам, начинаю говорить, из моего сбивчивого набора слов мало что понятно. Но там превалирует речевой оборот с ключевым понятием «моя вина», от которого внимательно слушающий собеседник поначалу удивленно сводит брови, а после откровенно сжимает губы, не в силах скрыть, как его раздражает мое показательное самобичевание.

- После выхода «Сумерек» в Киеве прокатилась волна тематических вечеринок, - философски замечает Константин, пока я выбиваю сигарету из пачки, неловко извинившись за то, что ему придется дышать табачным дымом. – Сейчас после бума на «пятьдесят оттенков 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы серого», хочется закричать «не вздумайте!».

Я натянуто улыбаюсь и скептически отмечаю, что не вижу на его лице возмущения.

- Может, это цинично прозвучит, но я родился и вырос в Киеве, в столице больших денег, высоких связей и положения. К сожалению, такие вещи – обычная практика для некоторых власть имущих. В чем ты видишь свою вину, я, как ни пытался, не смог понять. Тебя в этом убедили. Причем искусно, сняв одну ответственность, но не освободив, потому что тут же взамен подсунули иную. Твоей вины в случившемся нет, я бы даже сказал, его тоже. Это попытка все решать при помощи связей и больших 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы денег – но с нашим менталитетом подобное положение вещей стало нормой.

От этого не легче, совсем. Я начинаю жалеть, что согласилась играть в эту игру, кроме злости и спазма сердечной мышцы подобная откровенность не принесла ничего.

- Значит, у нас настолько рабский менталитет, что мы не просто не сопротивляемся подобным вещам. Мы начинаем искать в них подобие удовольствия до тех пор, пока не станет совсем поздно. Пока мы не найдем оправдания чужой вседозволенности. Мир не идеален, аминь.

От этих его слов мне хочется уйти. Выпить успокоительного, уснуть сном младенца и больше не грузить малознакомого человека подробностями своей жизни.

- А 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы может быть, все как раз наоборот, – Костя застегивает цепочку на своей шее, и впервые проникновенно смотрит мне в глаза: – Может, в каждом есть светлая сторона. Я далек от этой субкультуры, просто о ней не слышал только ленивый, но факт особой эмоциональной открытости в подобных отношениях признается всеми без исключения. Мне кажется, ты, может, неосознанно, может, чтобы минимизировать собственный стресс, рассмотрела в нем именно это. Свет. Сторону добра, прости за пафос.

Мне хочется рассмеяться. И снова исчезнуть, чтобы не думать о том, как близка к правде была эта теория, озвученная человеком, которого я больше никогда не увижу… кроме как по телевизору 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы на неделе высокой Моды через год.

Он проводил меня домой, несмотря на протесты, единственное, на чем я настояла, так это на вызове такси для возвращения в клуб. Мало что с ним могло произойти в этом районе ночью.

«Было?» - достанет меня расспросами Лена на следующее утро. «Было», - изобразив довольную улыбку, отвечу я, соблюдая чужую тайну. Утром я буду жалеть, что так быстро сбежала, у меня еще не скоро появится подобная возможность не просто выговориться, но и поверить чужим словам, соскрести еще один слой навязанной вины. Первые проблески осознания правдивости сказанных им слов были для меня еще сильно остры и неприемлемы, чтобы 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы окончательно себе в этом признаться, и я взяла за основу спасительную версию о «минимизации стресса».

Этот случайный знакомый на самом деле сделал для меня в ту ночь очень много. Внутренняя пружина ненужного зажима на кнопке своей вины постепенно распрямляла сжатые кольца, растворяясь во времени, отпуская в свободный полет; я еще этого не чувствовала в полной мере, списывая на атмосферу дома, где «и стены лечат». Что-то изменилось, и не исключено, что в первую очередь во мне самой. Я наслаждалась той жизнью в кругу семьи, которой прежде у меня не было и быть не могло. Отношения с матерью с 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы каждым часом становились крепче и душевнее, я обретала ту самую «маму-подругу», о которой мечтала с детства, завидуя одноклассницам и Ленке. Единственное, чего я не смогла – это поделиться с ней всем тем, что со мной произошло. Она переживала, просила рассказать, но я всегда встречала ее просьбы с душевной улыбкой и рассказами о тяжелых экзаменах и жаре в далеком Египте, которого так и не увидела.

Лето близилось к завершению, а я с маньячным упорством догоняла потерянные дни, в течение которых была лишена этого самого лета, погружаясь давлением чужих рук и воли так глубоко, где не существовало никаких времен года. Там с одинаковым 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы закономерным постоянством обжигал холод арктической зимы, обдавал жаром горячий пустынный сирокко, хлестал дождь со вспышками разящих молний. Временами меня охватывала запредельная злость на Него, сознание услужливо подбрасывало смонтированные ролики, где я не мирилась с тиранией, где избивала его цепями до крови, наносила контрудар на любую провокационную фразу, блокируя любые попытки вызвать во мне страх. Сила неуемного, больного воображения! Эта ненормальная энергия требовала выхода, и не спасал даже бег по утрам, как и заплывы на дальние дистанции с танцами до упаду почти каждый вечер в клубе. Наверное, мне надо было убедиться в том, что во мне ничего не сломалось за 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы самые неоднозначные две недели. Жизнь решила наконец изобразить подобие слабой улыбки, пока еще покровительственной, но мне на данный момент хватило даже ее.

Никто не замечал моего внутреннего надлома, нервной дрожи от голоса заговорившего со мной мужчины, его взгляда или поведения. Однажды я повторила свой фирменный взгляд в упор – тот самый, что напоминал поражающие цель стрелы, спущенные с тетивы натянутых нервов. Надо было доказать себе – я смогу, и никто меня не потащит за волосы в пещеру, прикрываясь эгоистичной мужской отмазкой «ты сама в этом виновата!». Легко не было. Было ощущение, что на моих скулах притаились два агрессивных тарантула, которые 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы ужалят ядом, стоит только опустить ресницы. Итог – разбитое сердце отдыхающего россиянина и новый глоток кислорода в виде уверенности в собственных силах и ощущения безопасности. Ленка радовалась переменам в моем характере даже больше, чем я.

В Крыму лето чувствовало себя вполне вольготно, оно задержится здесь до середины октября. В Харькове уже три дня шли дожди, об этом сообщали Лекси с Элей, требуя моего возвращения как можно раньше, только я не торопилась. Конечно, мне придется вернуться в этот город, где все будет напоминать о нем, бросать учебу из-за трагедии было глупо, но я нырнула с головой в окончание 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы лета, забыв даже про календарь, неумолимо отсчитывающий дни до отъезда.

28 августа вернулся Виктор. Накануне я почти силком уволокла сопротивляющуюся маму в салон красоты, где ей сделали модельную стрижку и комплексный уход от косметолога-визажиста, после чего мы до самого вечера курсировали по торговому центру в поисках наряда. Мама изменилась на глазах, а я впервые ощутила что-то сродни гармонии. Мир вращался вокруг на бешеной скорости, и от этого ощущения кружилась голова.

Второе открытие лета, неожиданное для меня самой, случилось накануне моего отъезда. Отчим сдержал слово насчет эксклюзивного подарка, и я стала обладательницей изумительного арбалета. Что с того, что сломала пару ногтей, пытаясь 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы натянуть тетиву? Кровь скифских амазонок вскипела, стоило взять его в руки, посмотреть на мир сквозь прорезь прицела, и вместе с этим ощущение безопасности и независимости затопило приливной штормовой волной. Окажись у меня этот шедевр оружейной индустрии раньше, как знать, случилось бы со мной все это или же нет. Я с упорством ребенка, вооружившись поддержкой Насти, которая с трудом оторвалась от подаренного отчимом планшета, выдергивала из журналов постеры с изображением звезд и политиков для последующего расстрела завтра на природе.

… Виктор умудрился утопить в озере две стрелы, а мне не нужно было даже пользоваться прицелом, хвала развитому глазомеру 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы – портреты знаменитостей вовсю зияли простреленными глазами и лбами.

- Какая падла приплывет завоевывать Крым, не отдадим! Кончилась эра монголо-татар! – я кружилась по поляне, перевозбужденная охотничьим азартом. – Никому не избежать карающих стрел! Теперь уже точно!

Виктор жарил недавно выловленную рыбу на гриле и по-отечески тепло качал головой. Вопросов не задавал, хотя сразу понял, что со мной что-то не то. Я не была готова рассказывать, о чем ему и сказала, а он только поблагодарил за то, что не стала расстраивать мать. Мы уехали на рыбалку ранним утром, несмотря на возмущение матери – конечно, она по нему соскучилась безмерно, но я выпросила право 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы побыть наедине с человеком, который заменил мне отца.

- Вот же ж ужас, - картинно передернул плечами Виктор, когда я с дьявольской улыбкой приколотила к стволу вербы портрет Мэрлина Мэнсона. – Что это за чудо?

- А, мой бывший парень, поэтому я такая грустная, - я натянула тетиву, упираясь ступней во вспомогательный фиксатор, и, проверив предохранитель, протянула отчиму. – Высади глаз этому несостоявшемуся зятю!

- Юляха, да не умею я этими дикими штуками… Вот родной ПМ, совсем другое дело… - попытался отказаться Виктор, но я по-хозяйски выровняла его руку, умостив приклад на плече.

- Давай. Я не дам рыбке пропасть!

Первая стрела ушла в молоко. Вторая – вонзилась 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы в ствол дерева в полуметре от плаката. Еще две утонули в озере.

- Надо в интернете заказать новый комплект, - я не могла сдержать смеха, а Виктор, казалось, расстроился.

- Ну вот, твой отчим не умеет даже стрелять… Совсем ни на что не годится! – я вздрогнула, и филе карасика, проскользнув сквозь прутья решетки-гриля, шмякнулось на тлеющие угли. Только мне было все равно. Очередной спазм, защемление всех нервов и связок гортани, щемящей сердечной боли со слезами – совсем иными, непохожими ни на что. Я порывисто обняла его за шею, сглатывая эти слезы.

- Нет, не смей говорить так, у меня самый лучший ОТЕЦ 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы. И это ты…

Глава 9

С билетами оказалась напряженная ситуация. Ничего удивительного, учитывая конец лета, 29 августа – студенты и семейные курортники организованно возвращались в родные пенаты, полные впечатлений от отдыха перед школой или вузом. Виктор с твердостью Саши Белого из «Бригады» расставил все точки над «и».

- Эти проблемы – мои проблемы, и решать их за вас буду я!

Так я оказалась обладательницей двух железнодорожных билетов люкс. Почему двух? Отчим, вернее отец (после пикника на природе я его иначе не называла даже в мыслях) не мог допустить нежелательного для меня соседства в замкнутом периметре двухместного купе. Я слегка опешила от суммы, которая равнялась 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы половине цены авиабилета из Симферополя, но испытала прилив нежного тепла, сообразив, что моя любовь к особой романтике поезда и пейзажа за окном, озвученная в разговорах, была принята им к сведению.

Я совру, если скажу, что мне тяжело было расставаться с родными и лучшей подругой, или что я не хотела возвращаться в Харьков. Нет. Я хотела вернуться в этот город, словно он один мог излечить мои притихшие душевные метания, хотя именно там все и случилось. Этот город никогда не был моим, он всегда принадлежал ЕМУ во всех смыслах этого слова. И по праву рождения, и по праву наследия и 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы вседозволенности… во всем! Собираясь покорить первую столицу, большой мегаполис с развитой исторической культурой, я была наивной фантазеркой, чей огонь стремлений так грубо погасили. Хотела ли я этого покорения сейчас так сильно, как тогда, когда впервые спрыгнула с поезда на перрон Южного вокзала? Я впервые не знала, что же будет дальше. Мне хотелось верить, что ничего не изменилось, и прежняя увеселительная колея не позволит мысленно утонуть в хаосе своей потери и измененного сознания. Могла ли я тогда знать, как тяжело это будет, и каким адом станут для меня первые два месяца?

Я буду бояться смотреть в зеркальные витрины бутиков, потому что они будут 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы гипертрофированной копией беспощадных зеркал в моем воображении, и, даже когда попробую задержать взгляд, всегда буду видеть за своей спиной медленно тающую тень. Она станет моим ожившим кошмаром и, как бы ни больно себе в этом будет признаться – спасительным якорем, шаткой опорой, преградой подступающему сумасшествию! Димкин фантом все равно возьмет свое: то, чего не успел по жизни он сам. Я не смогу сопротивляться его хозяйскому вторжению в свои мысли, в свою раскрытую сущность, в свой внутренний мир, который никогда не сможет восстановиться, он обречен стать полигоном для лагерей его экспансии. Я никогда не смогу убедить себя даже 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы в том, что его больше нет в живых! Этого не сможет никто очень долгое время… Я буду ждать. Ловить с одержимостью, сравнимой с недостатком кислорода, любые знаки судьбы, и только чудом смогу не свихнуться. Однажды это закончится – и я бы очень дорого отдала, чтобы финал был ознаменован именно его появлением!

… Ничего этого я еще не знаю. Еду в город, где началась моя устрашающая история, и верю, что в этот раз все будет иначе, я не буду даже вспоминать о нем. Нырну с головой в учебу и беззаботную жизнь студентки-тусовщицы, выберу себе новую жертву (да, в этот раз именно жертву 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы!), выжму из несчастного максимум – может, так удастся отыграться за то, что мне пришлось пережить! Смотрю, как поднимаются и опускаются за окном провода, в сумерках вижу отдаляющиеся огни кораблей в порту, утомленную солнцем степь с островками редких кипарисов, потом – бескрайние поля, спокойное в вечернее время Каховское водохранилище, в котором так ярко отражаются первые звезды. Желание вернуться спорит с желанием скорее приехать в город, который – вашу мать! – я все равно люблю до безумия! То ли в силу особой ауры, то ли как плацдарм для карьерных возможностей (стоп! Не думать о салоне…), а может, просто верю, что смогу, перешагнув через страх 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы, оставить все в прошлом.

Не прошло и полгода, как я стала старше на жизнь.

Я даже засыпаю очень быстро под колыбельные Scillet в телефоне, чтобы открыть глаза с рассветом, за пару часов до прибытия. Что-то меняется прямо здесь и прямо сейчас, атмосфера приближающегося города проникла в кровь, перенастроив реакции на свою ФМ-волну. Эта она направляет мои руки, когда я, воспользовавшись десятиминутной стоянкой поезда, рисую подзабытый хищный smoky, использую стайлер для создания мягких волн на волосах и натягиваю ультракороткие шорты и облегающий топ с воротником под горло, следуя священному правилу – никогда не открывай все сразу!

Изпоезда, вслед за сумкой, меня - почти 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы как принцессу на троне Древнего Египта – выносятсидящей наскрещенных руках двоих встреченных втамбуре попутчиков, и я не могу сдержать смех, увидев сперва ударивший по голове Лекси транспарант с надписью «Юлька, с возвращением!», а потом – их упавшие челюсти. Очаровательно улыбаюсь двум растерянным мужчинам, которые явно хотели предложить свои услуги носильщиков-водителей, и падаю в объятия подруг-одногруппниц.

Похорошевшая Элька, похожая на Клеопатру с ровной линией густой челки и загоревшая до черноты, несмотря на свою чувствительную кожу, Лекси не стесняясь эмоций, поочередно кружат меня по перрону, я даже задеваю ногами прохожих. От их объятий останутся гематомы на ребрах, и 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы к гадалке не ходи!

- Все, вечером в «Аризону», ты купальник прихватила? – щебечет супер-блондинка. – И вообще, я хотела сказать – рано тебе замуж! Особенно, за такого как он!

- Лена, - многозначительно закатывает глаза Эля, - имей уважение к…

Я спешу прервать неблагоприятный поворот разговора.

- Никакой «Аризоны»! Пляжную вечеринку устроим завтра, я с дороги никакая! Сумку разобрать, холодильник затарить, и вообще, просто выспаться!

Кто-то из них хватает ручку моего дорожного чемодана, и я жмурюсь от ощущения обволакивающего тепла, слушая их веселое щебетание.

- Эта, прикинь, наклеила на плакат «Юлi – волю!», и собиралась с ним тебя на перроне встречать! Я сказала, что ее примут 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы с таким политическим лозунгом!

- А что такого? – картинно надувает губки Лекси. – Ты же почти…

Их попытки что-то доказать прерваны моим восхищенным вскриком, когда я осознаю, что Ленка, не прекращая болтовни, нажатием кнопки на брелоке открывает капот розового Nissan Мicra» и легонько опрокидывает туда мой чемодан.

- Лена! Я в шоке!

- Фигня. Я мини-купер хотела! – жмурится от удовольствия подруга. – Так, пошли пропустим по бокалу шампанского за твой приезд и потом отвезем тебя домой!

Улыбка гаснет на моих губах с болезненной отдачей прошлых воспоминаний в районе солнечного сплетения и с острым желанием схватить эту куклу за точеные плечи и трясти до 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы тех пор, пока она не станет серьезной, на крайний случай, не поумнеет!

- За рулем ты пить не будешь. Ты меня поняла?

- Да брось, что от одного бокала… - я сбрасываю руку Лекси с запястья, захватывая ее беспечно-пустые серые глаза своим тяжелым взглядом.

- Мне повторить?

- Ой-ой-ой, а чьи это я слышу в голосе такие знакомые командные нотки, - вскидывает голову Лекси. – Он тебя и смотреть так на…

Эля рядом, вечным ангелом-спасителем.


documentakfzrsb.html
documentakfzzcj.html
documentakgagmr.html
documentakganwz.html
documentakgavhh.html
Документ 11 страница. Порыв спирального торнадо, зародившись на окончании фразы